Смерть в понимании Рильке

Видишь, здесь начало всех начал, явная примета Божьей воли. Гвозди в доски кое-как вбивая, требовать к ответу смеешь ты Самого Творца, чья власть живая даровала дереву цветы? Плотник быстрым взглядом ангела искал в своем углу; вздрогнул, никого не видя рядом, шапку снял. В небе, вам знакомом, я, новая звезда среди высот, пылаю так, что для меня проемом становится весь этот небосвод; он тесен мне. Впустите же меня в свою судьбу. О, как я одинока в пустынных ваших душах, в дебрях рока, но падает от моего огня тень дерева, сулящего плоды, а на земле пространство для звезды невиданной. И вам не страшно? Свет ненаступивших, но грядущих лет на ваших лицах, искаженных мраком.

Райнер Мария Рильке - Новые стихотворения

И помнишь ты, как розы молодые, когда их видишь утром раньше всех, все наше близко, дали голубые, и никому не нужно грех. Вот первый день, и мы вставали из руки Божья, где мы спали — как долго — не могу сказать; Все былое былина стало, и то что было очень мало, — и мы теперь должны начать. Ты не беспокойся, да от погибели не бойся, ведь даже смерть только предлог; что еще хочешь за ответа?

Утро Родился бы я простым мужиком, то жил бы с большим просторным лицом: Никто кругом бы не узнал — кто я. Я постарел, и моя голова плавала на груди вниз, да с теченьем.

Райнер Мария Рильке. Празвук Чувства — какие неверие, робость, страх, благоговение — какое же из всех возможных в этом случае чувств .

Рональд Бриттон Если мой человеческий разум не может признать, что все, что есть — есть верно; и раз уж все, что есть, должно быть, я буду, улыбаясь, сидеть среди руин. Истинно, мы были рождены не для того, чтобы наслаждаться, но чтобы покоряться и надеяться. В 11 Главе я обсуждал Вордсвортовскую теорию взаимосвязи детского опыта и поэтической чувствительности. Рильке, как и Вордсворт, пытался понять себя и собственную поэзию через детские истоки, но его субъективное восприятие раннего опыта и его психических последствий сильно отличается от Вордсвортовского.

Сравним хорошо известное Вордсвортовское прозрение связи между детством и взрослой жизнью и размышления Рильке на схожую тему: В чем ведь ужас — я узнал ее. Где же поэт находит свои силы, можем спросить мы, и каковы его истоки? Ханна Сигал, продолжая эту тему, показала, что художник благодаря процессу творения может восстановить свои внутренние объекты, которые были повреждены, утрачены или уничтожены в [бессознательной] фантазии Именно это дало Рильке уверенность, что он должен завершить их, чтобы продолжать жить.

Поэтому так же, как Фрейд поднял вопрос о том, почему, несмотря на принцип удовольствия, в наших снах содержатся болезненные и пугающие вещи, Вордсворт вопрошал, почему они присутствуют в поэзии. Схожий ответ двадцатого столетия на то, почему трагедия дает удовлетворение аудитории, предлагает Луис МакНис: Это мне напоминает теорию Биона , что мы предоставляем себя в качестве контейнеров для опыта, что мы превращаем непосредственное ощущение в мысли, и что мы думаем для того, чтобы иметь дело с мыслями.

Оба поэта достигают этого, используя память и воображение — и у них, как и у Кольриджа, это слово значит то, что Кляйн позднее назвала бессознательной фантазией. Нужно научиться их прогонять, когда их много, и, набравшись терпения, ждать, когда они снова придут.

Только дайте розе Его цветами каждый год ласкать. Ведь он — Орфей. Его метаморфозы Во всем и всюду. Незачем искать Других имен. И тот же в каждом пенье Орфей-певец. Он входит и идет.

Собрание стихов и книг Райнер Мария Рильке. доверчи дитя, дабы, забы тьму и страх, опять узрити Тя. Твоих исчислить перемен мой разум.

Мартын был из тх людей, для которых хорошая книжка перед сном - драгоцнное блаженство. Такой человк, вспомнив случайно днем, среди обычных своих дл, что на ночном столик, в полной сохранности, ждет книга, - чувствует прилив неизъяснимого счастья. Мне тотчас рассказали, что он мучился ужасно, — по нему это не было видно. Черты были прибраны, как мебель в гостевой после отъезда гостей.

Нет, нет, ничего на свете нельзя заранее вообразить, ни малейшей малости. Все состоит из множества частностей, которые предусмотреть невозможно.

Райнер Мария Рильке

Один из немногих современников, он осмелился говорить о Боге и с Богом, не замыкаясь в рамках какого-либо догматического учения. Сохраняя открытость к веяниям самых разных культур, он вместил в себя влияния и Востока, и Запада, всегда оставаясь чутким и уравновешенным мерилом их духовной глубины. В этом номере мы публикуем рассказ о жизни Р.

И оказалось, что от Баумгартена до Хельмхольца, от Шефтсбери до Найта, от Кузена до Пеладана было довольно крайностей и противоречий.

Сложно понять прозу Райнера Рильке, не представляя себе его силой на читателя обрушивается депрессивность и страх Мальте. Он.

Когда коснется вас зима, деревья жизни? Вражда нам наиболее свойственна . Любящие наталкиваются на грани. Напряженно и старательно подготовляется противоположное данному мгновению. Мы не ощущаем контуры чувства, а лишь то, что формирует его извне. Кто не сидел перед театральным занавесом своего сердца? И вот он взвился: Танцор превращается в бюргера и идет через кухню в свою квартиру. Я не хочу этих лишь наполовину наполненных содержанием масок.

Я могу выдержать кукольный театр и долго сидеть в нем.

Шедевры мировой лирики - Райнер Мария Рильке - ранние стихи, Часослов, Книга образов

Детство и юность он провел в Праге, где учился в начальной школе, и уже в девять лет начал писать первые стихи. В м году впервые едет в Италию. И уже в мае го года он едет в Россию второй раз. Он побывал во многих местах:

Покрыта серебристой чешуей, другая сверху, где прочие лежат наискосок, как серебро седое, с испода черненое в чекане, в страхе открывает рот.

Содержание Райнер Мария Рильке: Рильке оказал большое влияние на русскую поэзию начала прошлого века, и, прежде всего, на Бориса Пастернака и Марину Цветаеву. В семье Рильке сложились очень непростые отношения. Когда ему исполнилось девять лет, его мать, Софи, оставила мужа и уехала в Вену, поближе к императорскому дворцу и высшему свету.

Ее не удовлетворяло прозябание с неудачником Йозефом Рильке, не дослужившимся даже до офицерского чина. Пять лет учился в военной школе в Санкт-Пельтене.

Песнь о любви и смерти корнета Кристофа Рильке (Райнер Мария Рильке)

Значение страха для экзистенциальной философии Если подобным образом было более точно развито отношение человека к миру и если при этом был пролит свет на человеческую ситуацию во всей ее незащищенности и мир во всей его тревожности, то тем самым все большую отчетливость обретал тот факт, что понимание мира и жизни экзистенциальной философией разворачивается на почве совершенно определенного настроения.

И в этом плане против экзистенциальной философии достаточно часто выдвигались возражения. Считалось, что она является философией противостоящего жизни пессимизма. Но при этом забывалось, что на основе экзистенциальной философии никоим образом не предполагалось ослабления сил, что, напротив, именно она является источником силы и достижений существования.

Своеобразнейшее же открытие экзистенциальной философии заключалось в том, что в ней страх был познан в его поистине основополагающем значении — как условие становления подлинного существований Такое открытие страха совершилось сперва в труде Кьеркегора г. Боязнь и страх Своеобразную сущность страха экзистенциальная философия прежде всего отличает от родственного явления простой боязни.

Я могла читать одно стихотворение Рильке целый вечер по слогу, по букве . в реальности, полнокровности, конкретном ощущении жизни, её «страха, .

Вынесен на вершины сердца. Взгляни, как ничтожна там, у подножья: Одни только камни у тебя под руками. Конечно, что-то цветет и здесь; над немым обрывом - робкое пенье невинных в неведенье трав. Ну, а тот, кто ведал? Ах, что успел лишь начать - и умолк, вынесен на вершины сердца. Есть еще звери, правда; не зная сомнений, бродят они окрест, обитатели горных пещер. И бесстрашная птица, что кружит над холодным и чистым отреченьем высот.

Карельский Снова и снова, хотя страна любви нам знакома, - помним мы жалобный звук имен на кладбище тихом и молчаливо-грозную пропасть, в которую прежде многие рухнули, - снова вдвоем мы выходим из дома, и под могучим деревом ляжем мы снова рядом с цветами, напротив громадного неба.

Existentialism: Rainer Maria Rilke, The Notebooks of Malte Laurids Brigge